Помним 2 мая

26.11.18 00:42 | Redakteur | 7 комментариев »

Победа!

24 ноября в московском «Фотоцентре» на Гоголевском бульваре прошла презентация весьма необычной книжки. Её название — «Олег Музыка. 2 мая. Одесса. Четыре года спустя». Авторами указаны Саади Исаков, давно живущий в Германии журналист, писатель и филолог родом из Москвы, журналист и переводчик Лилия Берзух, и немецкий журналист Франк Шуман, который до 1991 года работал в самой крупнотиражной газете ГДР «Юнге Вельт», тамошнем аналоге «Комсомольской правды». Книга преимущественно составлена из интервью разного времени, взятых у Олега Музыки, а также у Саади Исакова вместе с Олегом и по отдельности, причём в фокусе всех материалов — трагические события в Одессе 2 мая 2014 года.

Обложка книги.


Выход подобной книги в России вряд ли стал бы заметным событием: за происходившим тогда с болью и гневом следили миллионы, а огненная трагедия в Доме профсоюзов открыла глаза на истинную природу «Рэволюции гидности» и многим сомневающимся. Саади Исаков в опубликованном в книге интервью отмечает:
...Я был абсолютно промайдановский, но как только произошли события в Одессе, всё, у меня симпатии как отрубило... Одесса — начало конца новейшей украинской истории.


Однако дело в том, что книга выпущена в ФРГ. Стране, которая в прошлом году официально признала одесского общественного деятеля Олега Музыку, которому повезло выжить в Доме профсоюзов, а потом пришлось эмигрировать, политическим беженцем. Ему удалось доказать, что на Украине, которая официально считается истеблишментом Западной Европы прогрессивной и демократической, его жизни угрожает реальная опасность. Заметим, что Германия за период с 2014 по 2017 год, по данным Музыки, признала беженцами менее 10 граждан Украины, отказав при этом семи тысячам.

На презентации в Фотоцентре.


Книга рассчитана прежде всего на иностранную русскоязычную аудиторию. Тираж (200 экземпляров) трудно назвать даже небольшим, однако важен сам факт того, что она появилась там, за новым информационным железным занавесом, которым теперь Запад пытается оградиться от неудобной для него информации с Востока. И авторы этой книги, несогласные с тенденцией фактического замалчивания и даже одобрения реалий украинской политической жизни, в которую со 2 мая 2014 года накрепко въелся жуткий запах сгоревшей человеческой плоти, стараются прорвать эту информационную блокаду. В их планах издание книги в переводе на английский, немецкий и другие европейские языки, чтобы донести правду очевидца и участника тех событий до максимально возможного числа людей. Должна она появиться и в электронном виде.

Олег Музыка и его товарищи надеются добиться того, чтобы чёрное было официально признано чёрным, массовое убийство — массовым убийством, неонацизм — неонацизмом.

На презентации выступил одессит Игорь Сивак, исполнивший несколько песен своего сочинения.


Неудивительно, что из присутствующих сегодня в России (полагаю, преимущественно ради весьма выгодного участия во всевозможных телешоу) профессиональных украинцев на презентацию книги никто не пришёл. Зато пришли те, кто мечтает вернуться в очищенные от неонацистской скверны Одессу, Харьков, Николаев. Те, кто по мере сил стараются этого добиться, потому что пепел сгоревших стучит в их сердца.

Те, кто никогда не забудет второе мая.
Вконтакте
Одноклассники
Telegram

Вступай в нашу группу ВКонтакте

Комментарии
Goblin рекомендует заказывать одностраничный сайт в megagroup.ru


cтраницы: 1 все комментарии

Redakteur
отправлено 26.11.18 10:43 # 5


Кому: Evgenij aus K., #3

> Штришок к портрету

Да. Как на Украине, так и в Европе в их всячески стараются представить даже не просто пророссийскими активистами, а агентами Путина/Кремля/России. Музыку называют даже деятелем российской партии "Родина", к которой он никакого отношения не имел и не имеет; он украинский политик в изгнании.

В условиях нынешней антироссийской информационной истерии это клеймо и чёрная метка. Тем большее уважение вызывают люди, которые не молчат и идут против течения.



cтраницы: 1 все комментарии



Goblin EnterTorMent © | заслать письмо | цурюк